Вторник, 19.09.2017, 20:11
Добро пожаловать на сайт Xumich.uCoz.ru!
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Введите логин:


Пароль:





- Заработай на рекламе!
 Продолжение
Пожар на Бейкер-стрит


– Задача решена, мистер Холмс? Уже решена? – с иронией произнес инспектор. – Дело казалось таким трудным. Заядлый курильщик, не выпускающий сигары изо рта, поджег свою собственную квартиру!
– Ничуть не бывало, инспектор. Боюсь, на сей раз вы на ложном пути, – ответил Холмс.
– Тогда жду вашу версию, мистер Холмс. Просветите меня.
– Вы обратили внимание на то, что при осмотре спальни Гранера я исследовал дорожку жидкости, которой не дал сгореть хозяин, дорожку, которая вела к окну. Зачем она туда вела, как вы думаете?
Мы с инспектором молчали.
– Это предполагает, нет, доказывает, что жидкость и вызвала огонь. Кто-то налил ее в переднюю часть комнаты у двери, обрызгал ею часть стен и намеревался с ее же помощью поджечь занавески на окне. Так что ни гранеровские сигары, ни ночные молнии в пожаре не виноваты. Дорожка жидкости – хорошо, что мы не упустили время и не дали ей испариться, – ясно говорит о преступлении.
Инспектор Меривейл поднялся с кресла:
– Начну расследование, мистер Холмс. Мы найдем виновника!
– Ах, инспектор, инспек-
тор. – Холмс рассмеялся. – Избавлю вас от этих хлопот. Когда я говорил, что задача решена, то имел в виду, что она решена до конца.
Он был весел и наслаждался своим триумфом:
– Сначала я только подозревал, что это за жидкость, я ведь многие вещества узнаю по запаху. Ее летучесть требова-
ла немедленных действий. Дальше, вы видели, я не ошибся в том, что она легко растворима в воде.
– Вы собрали ее платком, а платок поместили в закрытую кружку, – вставил я. – А жидкость была та же, что и в лампе молочника, так что...
– Не торопитесь, Ватсон. В лампе был керосин, его запах не спутать с другими, а я подходил близко к Джереми Девону. Керосин нерастворим в воде! – Сигара Холмса переместилась из одной стороны рта в другую. – Дихромат калия – сильный окислитель – превратил метиловый спирт в формальдегид, запах которого и вам, Ватсон, хорошо знаком, поскольку формальдегид почти сразу после его выделения русским химиком Бутлеровым стал одним из главных обеззараживающих средств в медицине. Дальше вы все видели. Йод обесцветился, превратившись в йодид-ион. Кровяная соль покраснела. Морфин, содержащийся в опиуме, изменил окраску – это очень чувствительная и избирательная проба.
– Все это так, мистер Холмс, – задумчиво сказал инспектор, – но кто же поджигатель? Сам Гранер?
– Факты говорят о другом, инспектор, – ответил Холмс. – Разве вы не заметили того, чего мы не должны были бы видеть в мастерской Нортумберленда? Нам просто повезло, что мы туда зашли без приглашения.
– Что там было не к месту? Я думаю, его мастерская не лучше и не хуже многих других.
– Ну уж нет! – возразил Холмс. – Зачем ему аппаратура для перегонки? Железный куб, стеклянная установка?
– Это никак не связано с пожаром, – упорствовал инспектор.
– Очень даже связано. Самый простой способ получения метилового спирта, который называют также древесным, – сухая перегонка дерева. Вот почему он так много нажег углей и так долго накапливал в мастерской стружки и опилки. И вот для чего ему понадобились два перегонных аппарата – один для грубой очистки, другой, стеклянный, для концентрирования. Мотив у него был, и он невольно высказал его в разговоре с нами. А возможность? Тоже была, поскольку двери не запирались. Так что, инспектор, дело за вами и за судом.
– Еще одно, Холмс, – спросил я. – Зачем вы попросили у Гранера кубинскую сигару? Казалось бы, не время для этого.
– Да, Ватсон, не время, – улыбнулся Холмс, – но мне так нравятся хорошие сигары!
 
 
A. Zavolgin © 2017
Locations of visitors to this page

Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
RobertOremi